Arthur Medvedev (grenzlos) wrote,
Arthur Medvedev
grenzlos

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Людвиг Клагес

Людвиг Клагес

ПОЧЕМУ, ПОДНИМАЯ ПОКРЫВАЛО ИЗИДЫ, НАХОДЯТ ПОГИБЕЛЬ?

Отвечая на этот вопрос, представляется весьма разумным сначала обратиться к балладе Шиллера. Хотя заключительные строфы и являют собой недвусмысленный морализм, несомненно, чуждый древнему миру, основной текст, всё же, может многое прояснить относительно мировоззрения минувших эпох, равно как и самого Шиллера.

Предложенное объяснение — я имею в виду Ваше — я не мог бы считать таковым, даже если высказанная в нём мысль и была бы истинной сама по себе, каковой она в действительности не является. Изида, по Вашим словам, — «творящая ткачиха Мать Природа», и кто насильственно поднимет её покрывало, тот будет «смыт и потоплен полнотой вырвавшегося на свободу Мира Грёз», и тем самым будет духовно разодран на куски. Не стану оставлять без внимания выражение «творящая ткачиха Мать Природа» и осмелюсь заметить, что оно в известном смысле рискованное и опасное. Сказано всё, и в то же время почти ничего! В подобном контексте «Природа» — весьма расплывчатое понятие, которое каждый может интерпретировать как ему вздумается. У одних «творящая полнота» ассоциируется с девственным лесом, у других — с любовной страстью, у третьих — с тайфуном, у четвертых — со звёздным небом, тогда как, положим, философствующий эфессец, скорее, вообразил бы стогрудую кормящую женщину! Натуралистическое образное мышление питает пристрастие к банальностям, каковые тем дальше уводят от переживаний, чем больше погружаются в физику. «Полноту вырвавшегося на свободу Мира Грёз» можно лишь мыслить, никак не созерцать, конкретный же образ Изиды, Сфинкса или Артемиды Эфесской вполне доступен фантазии и воображению, его можно представить себе.

Но даже отстраняясь от расплывчатости выражений, высказанное Вами я всё равно считаю совершенно неверным, поскольку убеждён: пока ещё никем не доказано, что «потопленность» в полноте Природы влечёт за собой неминуемое увядание, неизлечимую болезнь. Напротив, упомянутая «потопленность» в любом случае была бы чем-то экстатическим, и хотя в экстатических состояниях высшее счастье и правда всегда смешаны с глубочайшим ужасом, из бесчисленных свидетельств различных времен и народов, всё же, можно заключить, что в пробуждённом состоянии, когда воспоминания особенно ясны, каждый, кто хоть однажды пережил момент экстатического преображения, всегда расценивает такие моменты как милость судьбы и жаждет их повторения. Апулей, посвящённый в мистерии Изиды, в следующих словах описывает чувство, вскоре после просветления охватившее его в храме Изиды перед изображением богини: «Я пробыл там ещё несколько дней, вкушая невыразимую сладость созерцания священного изображения, связанный чувством благодарности за бесценную милость... И вот, повергнувшись ниц перед богиней и прижимаясь лицом к стопам её, обливаясь слезами, голосом, прерываемым частыми рыданиями, глотая слова, я начал: “О, святейшая, человеческого рода избавительница вечная, смертных постоянная заступница, что являешь себя несчастным в бедах нежной матерью. Ни день, ни ночь одна, ни даже минута краткая не протекает, твоих благодеяний лишённая: на море и на суше ты людям покровительствуешь, в жизненных бурях простираешь десницу спасительную, которой рока нерасторжимую пряжу распускаешь, ярость Судьбы смиряешь, зловещее светил течение укрощаешь. Чтут тебя вышние боги, и боги теней подземных поклоняются тебе; ты круг мира вращаешь, зажигаешь солнце, управляешь вселенной, попираешь Тартар. На зов твой откликаются звёзды, ты чередования времён источник, радость небожителей, госпожа стихий. Мановением твоим огонь разгорается, тучи сгущаются, всходят посевы, подымаются всходы. Силы твоей страшатся птицы, в небе летающие, звери, в горах блуждающие, змеи, в земле скрывающиеся, чудовища, по волнам плывущие. Но я для воздаяния похвал тебе — нищ разумом, для жертв благодарственных — беден имуществом; и всей полноты речи не хватает, чтобы выразить чувства, величием твоим во мне рожденные, и тысячи уст не хватило бы, тысячи языков и неустанного красноречья потока неиссякаемого! Что ж, постараюсь выполнить то единственное, что доступно человеку благочестивому, но неимущему: лик твой небесный и божественность святейшую в глубине моего сердца на веки вечные запечатлею и сберегу”.»

[…]

Перевод с немецкого Сергея Жигалкина
Subscribe

  • (no subject)

    Реутин М.Ю. Майстер Экхарт — Григорий Палама. К сопоставлению немецкой мистики и византийского исихазма 27 июля 2009 г.…

  • Рекомендую

    Стараниями Дионисия Поспелова вышла новая книга. Относительно приобретения книги: amartol@mail.ru *** Academia Rei…

  • Рекомендую

    Между тем Алексей Комогорцев [Unknown LJ tag] выкладывает свои статьи опубликованные в ВГ. О ГЕРМЕТИЧЕСКОМ ТОЛКОВАНИИ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ: ВСТУПЛЕНИЕ…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments