February 16th, 2007

эмблемата

Почему я доверяю Самуэлю Ганеману

Самуэль Ганеман

 

Из готовящейся статьи в ВГ XIV. 
Клэр Гудвик-Кларк. «Рационалист, эмпирик или натурфилософ? Самуэль Ганеман и его наследие».

 

В эмпирической медицине считается, что болезнь может проявляться многообразно, в соответствии с динамическим складом “природы” (physis) пациента. Какие-либо спекуляции относительно скрытых явлений, физиологические процессы которых не наблюдаемы, не принимаются. Знание physis'a должно опираться на врачебные записи так же, как опыт судопроизводства опирается на право прецедента. Врач должен фиксировать все, даже малозаметные и едва уловимые, показания на пути от здоровья к заболеванию и от болезни – к выздоровлению. Отсюда следует, что медик-эмпирик уделяет особое внимание индивидуальному, странному, редкому и необычному[1] в симптомах, чтобы его предписания были столь же индивидуальны, как сам пациент. Воздействие эмпирической медицины на химическую и физическую структуру организма осуществляется опосредованно: через влияние на тонкие энергии. Практика предшествует теории: понимание организма происходит через саму медицинскую практику и внимательное наблюдение за реакциями как в болезненном, так и в здоровом состоянии. Известно, что Парацельс отвергал терапию, основанную на трудах Аристотеля и рабском доверии к заключениям, сделанным из суждений Галена и Авиценны. Томас Сиднэм (1624-1689) и Георг Эрнст Шталь (1660-1753), известные медики XVII столетия, также оспаривали теории, имевшие хождение в кругах современных им медиков-рационалистов, с эмпирической и анимистской точки зрения соответственно. Идя по их следам, Ганеманн стал одним из выдающихся медиков-эмпириков XIX века. В эмпирической медицине единственный способ выяснить, что служит исцелению – это метод проб и ошибок. Ганеман пришёл к такому пониманию путём многократных экспериментов на самом себе, испытав таким образом сотни лекарств на протяжении своей жизни.

 

 

[1]Samuel Hahnemann, Organon of the Medical Art. 6th edition (1842) edited by Wendy Brewster O'Reilly (Birdcage Books: Redmond, Washington, USA, 1997) № 102.