April 5th, 2009

эмблемата

(no subject)

Пару дней назад получил в подарок от президента иранского Фонда исследований исламской культуры доктора Хадави невзрачно изданную (заслуга «Ладомира»), но очень важную книгу аятоллы Мохаммада Али Тасхири* «Идеи диалога с другими». 

Тасхири: 

Во время моей встречи с предстоятелем Русской православной церкви он сказал: «После распада СССР мы столкнулись с нашествием западной материалистической культуры. Мы можем воспользоваться вашим опытом и на основе такого взаимодействия выстоять перед лицом чуждой культуры». 

Далее Тасхири: «Хочу только сказать, что мы приняли твёрдое решение вступить в диалог как с последователями небесных, авраамических религий (христианами, зороастрийцами и иудеями), так и с представителями других религиозных систем (буддизм, индуизм). Мы полагаем, что в их основе – тоже Божественные источники». 

* Один из крупнейших религиозных и общественных деятелей Исламской республики Иран, Генеральный секретарь Всемирной ассамблеи по сближению мазхабов (богословско-правовых школ).


эмблемата

(no subject)

Редкая тема с не менее редкими иллюстрациями:

Олег Фомин: Кострома. ПОЗОЛОЧЕННЫЙ АПТЕКАРЬ, или Отравленная кровь Пеликана



Кострома… Святотрепетное слово для русского слуха. Преблагословенный знак Высшего Волеизъявления для всех сердец, бьющихся в едином такте с маятником русского бытия. Можно не любить «Николая Палкина», инородцев-голштинцев, крайне далеких от корневой русской традиции, нашей аутентичной культуры и глубинного измерения православной соборности. Иной из русских консерваторов хулит Николая II, в ослеплении дурном именует его не иначе, как Кровавым, другой же Петра I клянет и кличет Антихристом, а его отца, Алексия Тишайшего, клеймит главным учинителем Раскола. Но самое начало воцарения Рода Романовых и клятва 1613 г. полагаются незапятнанными никакой скверной. Безоговорочное отношение к тому и другому — чаще всего весьма пиететное, вынуждены умолкнуть даже циники, как если бы ненароком увидели первый поцелуй влюбленных или услышали смех новорожденного. Казалось бы, ничто не омрачает светлой фигуры Михаила Феодоровича, первого самодержца Московии из рода Романовых. Можно по-разному смотреть хотя бы и на деятельность его отца, будущего патриарха Филарета, то ли пытавшегося войти в сговор с прямыми врагами России, то ли и впрямь вошедшего. Но сам Царь Михаил — вплоть до сего дня — предстает фигурой девственно чистой и в чем-то даже архетипической. Это Царь по преимуществу. Царь par excellance. Михаил = Царь, а Царь = Михаил. Однако в случае с воцарением Романовых всё не так погоже, как могло бы показаться на первый взгляд… Но мы поведем свой рассказ о Костроме по порядку: от самых древних до христианских времен.

Полный вариант:
www.arthania.ru/node/560