Arthur Medvedev (grenzlos) wrote,
Arthur Medvedev
grenzlos

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Сакральная география: Мусульманские святыни

Али Тургиев

 

Мусульманские святыни

 

Ислам характеризуется рядом особенностей, отличающих его от других мировых религий, включая монотеистические. Наиболее значимыми являются: отсутствие института священства; отсутствие в догматике понятия таинства; признание преемственности по отношению к другим религиям при утверждении превосходства над ними (не экуменизация или интеграция, но окончательное возвращение на «прямой путь» (1:4), обеспечивающий спасение); и уникальный характер Откровения (Коран как транскрипт прямой речи Бога). Кроме того, исламу свойственно особое представление о Боге и его отношении к творению: Он не только зиждитель миров, но и Тот, кто поддерживает творение существующим. Человек же – не тварь в ряду тварей, а носитель искры Божьей, тот, в кого Бог вдохнул свой Дух (ruh allah, 15:29), пред кем простерлись ниц бессмертные ангелы (2:34), наместник Бога в тварном космосе (2:30). Сквозь призму этих характеристик ислама следует рассматривать и представления мусульман о сакральном пространстве.

Будучи абсолютно трансцендентным тварному космосу и сущностно непознаваемым, Бог дарует нам, Его наместникам и насельникам этого мира, знамения (ayat, мн.ч.) Своего присутствия по ту сторону. К числу этих знамений относятся день и ночь, солнце и луна (41:37), небеса и земля (30:22). Сакральное не ограничено каким-то определенным сегментом пространства; правильнее говорить о сакральности всего пространства в его тотальности. Никакое место само по себе не более священно, чем другие, ибо «Богу принадлежат и восток, и запад: куда бы ты ни обратился – узришь Его лик» (2:115).

Сакральный характер пространства не означает, что оно изотропно. По крайней мере одно из направлений предпочтительно для инвокации, и его следует соблюдать во время обязательных молитв (salawat, мн.ч.) и отправления некоторых ритуалов. Это направление – ориентация (al-qiblah) на Мекку, а точнее – на аль-Каабу, главную святыню мусульман, паломничество к которой (al-hajj), являющееся одним из столпов (rukn; мн.ч.) ислама, каждый правоверный должен стремиться совершить хотя бы однажды в жизни. Коран утверждает, что аль-Кааба – храм, построенный некогда Адамом и в последствии восстановленный Ибрахимом (Авраамом), первым проповедником единобожия (al-tawhid), религию которого призван был вернуть людям Мухаммед. Встроенный в восточный угол аль-Каабы черный камень был, согласно одному из преданий, ангелом, который сопровождал Адама на землю. Для мусульман аль-Кааба – Дом Бога (bayt allah), символ Его присутствия на земле, отмечающий три главных события священной истории: (1) явление наместника Бога, пророка Адама, в самом начале, (2) утверждение единобожия пророком Ибрахимом и (3) ниспослание последнего Откровения печатью пророков (khatim al-anbiya) Мухаммедом в эпоху, предшествующую Концу Времен. В силу сказанного, аль-Каабу следует рассматривать как единственный Храм, архетип, не требующий возведения реплик, и в этом – принципиальное отличие мусульманской теменологии, с самого начала размежевавшей понятия Дома Бога и места поклонения или вознесения молитвы (masjid, «мечеть»). Молитвенный коврик мусульманина (sajjadat al-salat), на который обычно наносится схематическое изображение аль-Каабы, вос-создает на время молитвы пространство Храма, освящая место обращения человека к Творцу.

Утверждение Бога «Я ближе тебе, чем твоя яремная вена» (50:16) означает, что между Богом и человеком нет посредника; каждый мусульманин оказывается священником, причем не только для себя и своих собратьев по вере, но и для всех людей, в том числе «впавших в заблуждение и навлекших на себя Его немилость» (1:7). Не просто молитва мусульманина, всякое его действие приобретает литургический характер. Предписываемое исламом предварение практически любого поступка формулой «именем Бога» (basmala) и произнесение славословия (tasbih или tahmid) в его завершение превращает повседневную жизнь мусульманина в непрерывный диалог с Богом, в котором человек произносит ритуальные формулы, а Бог, как единственный истинный деятель (см., например, 6:57-60, 8:17 и 13:41-42), отвечает тем или иным событием в его жизни.

Теургический характер молитвы помогает понять, что мечеть не является a priori святым местом, а становится им с течением времени, в результате коллективных молитвенных усилий многих поколений верующих и непрерывной рецитации Корана, прямой речи Бога. Освящение места (как и предмета) может быть также достигнуто начертанием коранических версетов или божественных имен (al-’asma al-husna; мн.ч.). Можно полагать, что использование в качестве мечетей христианских церквей, никак не регламентированное Кораном, легитимизировалось именно таким образом (наиболее известным примером превращения православного храма в мечеть является ‘константинопольская св. София).

Отсутствие института церковной канонизации не означает, что мусульманам чуждо представление о святости. В исламе есть по меньшей мере два эквивалента христианского понятия «святой»: термином wali allah («находящийся под покровительством Бога», «друг Бога», или «возлюбленный Бога») обозначают человека, достигшего совершенства в религиозной практике и знаниях о Боге; термин shahid («свидетель», «мученик») употребляется по отношению к людям отдавшим жизнь за дело веры. С некоторым приближением можно утверждать, что wali allah соответствует православному угоднику, а shahid – исповеднику; при этом в первую категорию попадают все пророки. Ригоризм в отношении догмата единобожия не позволяет «придавать Богу сотоварищей» (16:86), поэтому культа святых в том виде, каким его знает христианство, в исламе нет. Тем не менее, считается, что святые наделены духовными дарами, для обозначения которых используется термин barakah (букв. «благословение»), благодать.

В Коране отсутствует учение о святых как источниках и носителях благодати, и его разработка является продуктом позднейших толкований Священного Писания. Представления об обретении благодати и возможности ее передачи формировались в полемике, которая велась мусульманскими теологами как между собой, так и с «людьми Писания» (ahl al-kitab; т.е. с христианами, иудеями, зороастрийцами и сабиями). При этом на первый план выходят расхождения в интерпретации текста Корана между представителями двух исповеданий ислама – суннитами и шиитами.

Исходной причиной этих расхождений был вопрос о легитимности духовного владычества (и, следовательно, мирской власти) в общине мусульман, вставший после смерти Мухаммеда в 632 г. С точки зрения шиитов, считавших единственным легитимным преемником Али (четвертого халифа мусульман и первого имама шиитов, двоюродного брата и зятя Мухаммеда), первые три халифа являлись узурпаторами; эта позиция была подкреплена ссылками на Коран (33:33, т.н. ayat al-tathir) и предание (hadith al-thakalayn и hadith al-kisa, аутентичность которых сунниты, впрочем, не оспаривали). После убиения Али (661 г.), а затем его сыновей Хасана (669 г.) и Хусайна (680 г.), власть халифа стала наследственной и закрепилась почти на столетие за курейшитами из рода бану Умаййа (Омейядами в западноевропейской транскрипции); Алиды и их сторонники стали преследуемым меньшинством. В это время в среде шиитских богословов начало складываться учение об имамате, ставшее доктринальной основой шиизма, а затем догматом шиитского ислама. В своей завершенной форме доктрина имамата шиитов-двунадесятников (ithnaashariya) гласит, что пророк Мухаммед, его дочь Фатима, ее муж Али и одиннадцать их потомков по нисходящей линии (т.н. «четырнадцать непогрешимых») суть манифестации Божественного Света, т.е., первосотворенной реальности, и, как таковые, наделены высшим знанием, благодатью и сверхъестественными способностями. Собственно имамами (aimma, «предстоятели») являются двенадцать из четырнадцати непогрешимых, т.е., Али и его потомки, те, кому свыше предопределена власть в общине мусульман после смерти Мухаммеда. Помимо верховной светской власти, имам, как единственный авторитет в вопросах толкования Корана, обладает статусом духовного владыки, пастыря, который ведет верующих к постижению скрытого смысла вещей, исполнителя Божественного Предписания в мире невидимом (alam al-ghayb). Эта космическая функция имамов как со-вершителей священной истории освящает и места их упокоения, получившие название машхадов («место свидетельствования [веры]», «место исповедания [веры]», «место мученичества»; согласно представлениям шиитов, все имамы, кроме последнего, пребывающего в сокрытии, умерли насильственной смертью). Посещение могил имамов вменяется шиитами в обязанность верующим; убеждение в том, что молитвенное обращение к Богу с просьбой о помощи, будучи произнесенным у мест погребения «друзей Бога», имеет больше шансов быть услышанным, собирает к ним ищущих исцеления. Могилы имамов считаются местами обретения благодати, в близости к которым постигаются духовные истины, и в этом смысле представление о святости и культ святых в шиизме весьма близки таковым православного христианства.

Архитектурной особенностью машхадов является, как правило, наличие над мавзолеем-усыпальницей золотого купола; в соседстве с мавзолеем часто находится медресе, а сам он выполняет и функции мечети. По преданию, Али б. Аби Талиб, первый имам, похоронен в Неджефе (Ирак), рядом с могилами Адама и Ноя (что оспаривается историками, считающими мавзолей Али позднейшим кенотафом). Его старший сын Хасан, пятый халиф суннитов и второй имам шиитов, покоится в Медине (Саудовская Аравия) на кладбище аль-Баки, место его погребения находилось у юго-западного угла ограды; здесь же были позднее похоронены Али б. Хусайн, Мухаммед б. Али и Джафар б. Мухаммед (четвертый, пятый и шестой имамы, соответственно). Могила старшего сына имама Джафара, Исмаила (эпоним секты исмаилитов, считающих его седьмым имамом), находилась на противоположной (северной) стороне кладбища, рядом с местом захоронения павших при Ухуде. Младший сын Али, Хусейн, третий имам, похоронен на месте своей мученической гибели в Кербеле (Ирак), вместе с разделившими его участь двумя сыновьями. Седьмой имам шиитов-двунадесятников, Муса б. Джафар, по прозвищу аль-Казим («обуздывающий гнев») и его внук, девятый имам Мухаммед б. Али, по прозвищу аль-Джавад («великодушный») похоронены в Багдаде; архитектурный комплекс, выросший вокруг места их погребения, называется машхад аль-Казимайн. Мавзолей-мечеть этого комплекса (аль-Казимиййа) украшен двумя золотыми куполами и имеет четыре минарета. Восьмой имам, Али б. Муса, по прозвищу ар-Рида («благоугодный») погребен в Мешхеде (Иран; первонач. назв. города – Машхад ар-Рида). Десятый и одиннадцатый имамы, Али б. Мухаммед и Хасан б. Али покоятся в Самарре. Согласно вероучению шиитов, последний из двенадцати имамов, Мухаммед б. Хасан, исчезнувший из дома своего отца в 873 г., в настоящее время находится в сокрытии; его явление в Конце Времен является важнейшим событием священной истории (см. Хилла).

Шиитский по происхождению культ святых и их могил получил распространение и в суннитском исламе; огромную роль в этом процессе сыграл суфизм (al-tasawwuf), мистико-аскетическое течение, иногда отождествляемое с исламским эзотеризмом. Почитание шайхов-наставников (находившихся, по мнению их последователей, в непосредственном контакте Богом) с течением времени переросло в поклонение их могилам.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

Corbin, H. Temple and Contemplation, L.: KPI, 1986.

Encyclopaedia Iranica (Yarshater, E., Ed.), 1985-

Jafri, S.H.M., The Origins and Early Development of Shi’a Islam, L.: Longman, 1979.

Schimmel, A. Deciphering the Signs of God: A Phenomenological Approach to Islam. Albany: State University of New York, 1994.

Ислам: Энциклопедический словарь, М.: Наука, 1991.

Шукуров, Ш.М. Искусство и тайна, М.: Алетейа, 1999.
Subscribe

  • (no subject)

    Реутин М.Ю. Майстер Экхарт — Григорий Палама. К сопоставлению немецкой мистики и византийского исихазма 27 июля 2009 г.…

  • Рекомендую

    Стараниями Дионисия Поспелова вышла новая книга. Относительно приобретения книги: amartol@mail.ru *** Academia Rei…

  • Рекомендую

    Между тем Алексей Комогорцев [Unknown LJ tag] выкладывает свои статьи опубликованные в ВГ. О ГЕРМЕТИЧЕСКОМ ТОЛКОВАНИИ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ: ВСТУПЛЕНИЕ…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment