Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

эмблемата

(no subject)

Весьма примечательная лекция с последующим обсуждением на тему Византии. Как я понимаю, подход профессора Сергея Иванова серьёзно отличается от подхода наших политправославных "византистов".

Второй Рим глазами Третьего: Эволюция образа Византии в российском общественном сознании

Лекция Сергея Иванова

Мы публикуем полную стенограмму лекции известного российского византиниста, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института славяноведения РАН, профессора СПбГУ Сергея Иванова, прочитанной 26 марта 2009 года в клубе – литературном кафе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции «Полит.ру».

Сергей Аркадьевич Иванов - выпускник кафедры классической филологии филологического факультета МГУ. Автор монографий: «Византийское юродство» (1994), «Судьбы кирилло-мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия» (2000; в соавторстве), «Византийское миссионерство. Можно ли сделать из “варвара” христианина?» (2003), «Блаженные похабы. Культурная история юродства» (2005).

www.polit.ru/lectures/2009/04/14/vizant_print.html

Важным дополнением служат и замечания уважаемых:

Веры Земсковой
vera-z.livejournal.com/188341.html
Алексея Муравьёва
amypp.livejournal.com/346599.html

эмблемата

(no subject)

Из книги М. Мутаххари «Совершенный человек в Исламе»

Некто рассказал, что в одном из иностранных музеев видел скульптурную композицию, которая представляла собой следующее: на постели лежит молодая и очень красивая женщина, рядом с нею сидит молодой и тоже очень красивый мужчина, одной ногой в постели, другой на полу. Мужчина смотрит в противоположную женщине сторону и вот-вот убежит. Посетителю музея не сразу открылся замысел скульптора, изобразившего столь прекрасные создания не в момент любовных утех и наслаждений, но тогда, когда мужчина явно задумал покинуть прекрасную женщину.

 

Collapse )
эмблемата

День памяти святого апостола Иоанна Богослова

В день памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова решил разместить эсхатологический цикл художника и протоиерея Владислава Провоторова, настоятеля храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Павловской Слободе. Одну из этих работ мы публиковали на цветной вклейке в «Волшебной горе» №VIII как и статью Романа Багдасарова «Вехи Страшного Суда» (Эсхатологическая живопись о. В. Провоторова).



Семь трубных гласов, I.
о. Владислав ПРОВОТОРОВ
Холст, масло, 1991-92

Collapse )

эмблемата

(no subject)

Из статьи Дж. Нэйдлера «Платон, шаманизм и древний Египет» переведённой для ВГ XV.

 

Платон часто рассматривается в качестве отца западной философии, а также создателя метафизической концепции известной как платонизм. В свете вышеприведенных рассуждений оба эти положения должны быть поставлены под сомнение. И это не только потому, что мы выяснили близкую связь между ключевыми философскими концепциями Платона и некоторыми египетскими религиозными представлениями. Следует учесть также прочную связь, существовавшую между Платоном и пифагорейцами южной Италии и Сицилии; вероятность того, что пифагорейцы передавали учения, восходящие к Египту; устойчивую традицию о пребывании Платона в Египте и относительную легкость, с которой он мог приехать туда. Ни одно из этих утверждений не является совершенно очевидным, однако нет четких доказательств и обратного. Можно наметить некоторые положения, которые позволили бы нам по-новому взглянуть на место Платона в истории философии и заново исследовать источники его учения. Если принять концепцию египетского влияния на Платона – прямого или опосредованного – то мы сможем понять платонизм глубже и в контексте гораздо более широком, чем история западной философии. Исторические горизонты намного расширяются, если только мы признаем, что платоновское учение вдохновлялось религиозным учением Египта. Более того, расширится и духовный контекст, в случае, если произведениях Платона мы видим не просто рационалистические спекуляции, но солидный внутренний опыт.

Collapse )
эмблемата

Идея верности в христианской традиции

Из «Символики раннего Средневековья» С. Аверинцева

Вообще говоря, любое религиозное и тем более мистическое сознание принуждено создавать для себя систему сакральных знаков и символов, без которых оно не могло бы описывать свое «неизрекаемое» содержание (89); это так же характерно для христианской литургии, как для Элевсинских мистерий, так же присуще византийскому богословию, как даосской, или буддийской, или индуистской мистике. Если иметь в виду только эту универсальность символического языка, легко проглядеть существенное различие между историческими типами и «стилями» символики. Поэтому подчеркнем, что для христианской традиции самый главный акцент лежит не на психофизическом воздействии сакрального знака на глубины подсознания (ср. роль «мандалы» и других «янтр» в восточной практике медитативной концентрации); он лежит также и не на атмосфере тайны и «оккультного» намека на сокрываемое от непосвященных (ср. роль символики мистериальных и гностических сообществ от Элевсина до новоевропейского масонства). Разумеется, элементы того и другого могут быть без труда выявлены в сложном составе христианской традиции (раннехристианская «disciplina arcani», позднее модифицирующаяся в мистико-аскетических системах поведения (90)), но их модальность внутри христианской символики как целого всякий раз определяется центральным аспектом этого целого: сакральный знак и символ есть знамение, требующее веры. (как доверенности к «верности» бога (91)), и одновременно знамя, требующее верности (как ответа на «верность» бога) (92). Выше было отмечено, что понятия знака и знамени (боевого значка) передаются в древнееврейском, древнегреческом и латинском языках одинаково (см. примечание 78). Но понятия «веры» и «верности» также приравнены в этих языках ( лат. fides означают то и другое). Выраженная в сакральном знаке «тайна» есть в христианской системе идей не столько эзотерическое достояние немногих, сберегаемое от толпы, сколько военная тайна, сберегаемая от врагов (93). (ибо я не поведаю врагам Твоим тайну), - обещает верующий («верный») в одном византийском песнопении (94). Место мистериально-гностической оппозиции посвященные/непосвященные (95) заступает совсем иная оппозиция соратники/противники; в число последних включены «враги зримые и незримые» - люди и бесы. Для онтологического нейтралитета не остается места. Поэтому два евангельские изречения, нередко воспринимаемые как выражение двух противоположных точек зрения («терпимой» и «нетерпимой»), на деле имеют совершенно идентичный смысл. «Кто не против вас, тот за вас» (96); но «кто не со Мною, тот против Меня» (97); всякий, кто не становится под одно «знамя» (тем самым обязывается верностью другому «знамени». «Знамя» стоит против «знамени», и «знамение» против «знамения». «...И явилось в небе великое знамение: жена, облеченная в солнце... И другое знамение явилось на небе: вот большой красный дракон с семью головами и десятью рогами...» (98). Настоящее состояние бытия - священная война, «меч и разделение» (99) во всем «видимом и невидимом» космосе, и человек участвует в этой войне как «верный» или «неверный» воин (тема militia Christi). «Боязливых же и неверных... участь в озере, горящем огнем и серою: это смерть вторая» (100).


Collapse )
эмблемата

Юрий Стефанов

Из «Драповых нид» Юрия Стефанова

 

ТРИЖДЫ РОЖДЁННЫЙ - II

Драпа Рене Генону

 

В «Заметках о посвящении» подчеркивается разница между понятиями «эзотерика» и «оккультизм» – разница, недоступная пониманию большинства современных российских богословов, которые рады свалить в одну кучу более чем сомнительную практику Чумаков и Кашпировских и поразительные прозрения Ицхака Лурии, Парацельса, Даниила Андреева, да и самого Генона. Китайское искусство фын шуй для таких подслеповатых духовных пастырей – всего лишь изощренная форма колдовства, хотя без такого рода «духовной топографии» не обходилась ни одна подлинная Традиция, в том числе и Православная. Эзотерика – это сокровенная суть любой религии «правой руки», включающая в себя также и «экзотерику», ее внешнюю, обрядовую форму. Генон сравнивал эзотерику с безмолвием, которое чревато словом, с ядром плода, добраться до которого можно лишь преодолев скорлупу. Оккультизм же – попытка реставрировать древнюю магию, приспособить ее к сиюминутным нуждам, не имеющим никакого отношения к духовности. Оккультист играет в небезопасные бирюльки, занимаясь такими пустяками, как телекинез и психометрия, эзотерик стремится обеспечить себе и своим близким (не хочется говорить громких слов обо «всем человечестве») благую участь в инобытии, хотя при надобности может посрамить по части чудес любого колдуна и мага. Нужно помнить также, что современная «мирская наука» – это та же магия, то есть попытка воздействовать на материальную природу, покорить ее. Магия делает это при помощи низших психических сил, наука – посредством технологии. Результат один: не обретение власти над природой, а все большая и большая зависимость от косных природных сил, рабство, из которого нет исхода.

 

Collapse )
эмблемата

Волшебная Гора XIV

Информация о последнем XIV выпуске «Волшебной Горы».
 

Тираж (500 экз.) был полностью реализован. Но случилось так, что типография по ошибке отпечатала на несколько десятков экз. больше. Они тоже были реализованы. Сегодня выяснилось, что в типографии имеется ещё 12 экз. ВГ XIV. Вечером я их получил. В принципе это уже практически неприкосновенный запас. Но если кому-то «очень надо», то завтра (суббота) я буду в 11.30 в «Фаланстере» и могу взять с собой несколько экз. Этот выпуск ВГ сдаваться в магазины больше не будет. Учитывая эксклюзивность данного номера – цена соответствующая: 600 руб. По сути – себестоимость.
Последний раз я проверю почтовый ящик: medvars@yandex.ru и комментарии к этой записи завтра в 9 утра.
 

Содержание

 

Collapse )
эмблемата

Мавзолей

Сейчас в иных дружественных и не очень журналах обсуждается тема Мавзолея. Вне зависимости от того, кто инициирует закрытие мавзолея, и кто реагирует на эти инициативы, лично я полностью разделяю позицию Юрия Темниковского изложенную в его труде "Заколдованный Город" (К истории одного духовного центра). Работа эта была опубликована в XIV томе "Волшебной Горы". Ниже я привожу небольшой фрагмент, касающийся обсуждаемой темы.

***

Из главы VI. Храм и "мавзолей"

...Повторим, что налицо откровенная пародия на ортодоксальные храмы – решительно уничтожавшиеся при этом вожде – а также пародия на Центр Мира и на Царя Мира. Проект, имеющий ярко выраженную «тифоновскую» инспирацию, реализовывался как своего рода Вавилон, место паломничества «пролетариев всех стран» (1)  Пирамиде на Красной площади отводилась, ни много ни мало, роль главного центра интернациональной космической «религии».(2) Предполагалось поклонение её «вечно живому» основателю – на мировом уровне – «царей» прочих языков, живых и мёртвых: именно как продолжение этого культа мёртвого царя может рассматриваться построение второстепенных пирамид с «царями»-подданными, в частности, в Софии, Ханое, Улан-Баторе (не говоря о торжественном воссоединении на «мавзолее»-трибуне во время государственных праздников актуальных лидеров стран). Можем ли мы констатировать попытку установления, в некотором смысле, «изначальной традиции»(3) – магической «религии наоборот», связывающей «верующих» с нижним миром(4) и действующей наподобие некромантии? Примечательно, что предстателю царя мёртвых, при непосредственном участии которого было поставлено на голову царство, умерщвлён и сброшен в шахту настоящий помазанник Божий и оклеветан Царь Царей, до сих пор (!) придается вид живого, как бы нетленного(5). Страшно подумать, что пущенные в массы формулы: мёртвый вождь «живее всех живых», он «жил... жив... будет жить», он «в сердце моём... в сердце живёт» и т.п., – всё ещё действуют! И мы задаёмся вопросом, неужели и в самом деле этот сатанинский обман, этот dance macabre, это безумное имяславие будет длиться до скончания века и, быть может, послужит опорой для ещё большей пародии?

 

Collapse )

 



эмблемата

ВГ XIII

Содержание XIII выпуска Волшебной Горы.

Волшебная Гора № XIII

Журнал традиционных исследований

Collapse )