Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

эмблемата

Роман Багдасаров. Новая геофизика...

Новая статья Романа Багдасарова bagdasarov_lj 

Новая геофизика против устаревших моделей

Чем больше мы потребляем информации, тем острее чувство голода. Постепенно догадываешься: дело не в количестве знаний, а в их универсальности – применимости одной и той же концепции сразу к нескольким областям жизни. Древняя космология, в которой Земля предстаёт кубом или находится в центре мироздания, как ни странно, с каждым годом становится всё востребованней в геологии. Особенно той её частью, которая занимается симметрией строения планет.

Популяризаторы науки всё чаще расходятся по тупикам, не достигая цели. Тупик №1: профанация. Тупик №2: недоступность для публики. Среднее образование, откровенно говоря, оно и впрямь среднее во всех смыслах. Отталкиваясь от насаждаемых им представлений, всё труднее блюсти паритет между необходимым упрощением и точностью изложения. Однако, человек не может жить в непонятно как устроенном мире. Поэтому гипотезы, служащие для самих учёных прикладным инструментом, он вынужден принимать за истину, объект веры, а подчас и суеверия.

Collapse )
эмблемата

Из поэзии ВГ

Лучиан Блага

(1895-1961)

 

ПАУК

 

Гонимый крестами на тропках возникших

Пан

спрятался в пещере.

Неугомонные лучи теснятся

и пробиваются к нему локтями.

Товарищей он не имел

за исключением паука.

Любопытный малютка соткал себе шёлковый невод

в ухе его.

И Пан, добродушный,

ловил комаров последнему другу.

 

Бегло пролетали осени и звёздопады.

 

Однажды бог себе строгал

свирель из ветки бузины,

а крошка гном

прогуливался по его руке

слегка светилось сгнившее бревно

и Пан увидел удивлённо

у друга своего на спинке крест.

Безмолвно старый бог окаменел

среди ночного звездопада

и вздрогнул, опечаленный;

паук крестился.

 

На третий день, подобно гробу, закрылись огненные очи.

Он был покрыт весь инеем

и сумерки спускались из звука колотушки

из бузины осталась полусобранной свирель.

 

Перевод с румынского Т. Завалистой

 

«Волшебная Гора» №VII, 1998 г.

эмблемата

Дважды два

Интересная и поучительная полемика в ЖЖ уважаемой Василины Орловой между академиком, астрофизиком, членом комиссии РАН по лженауке Ростиславом Феофановичем Полищуком и исследователем герметической/алхимической традиции Глебом Бутузовым.

 

http://vasssilina.livejournal.com/258462.html

 

эмблемата

Из книги Анри Корбена «Световой человек в иранском суфизме»


Видения полюса у Рузбехана Ширазского


Перевод с французского Юрия Стефанова

Среди видений, описанных Рузбеханом Ширазским в его
Diarium spirituale, некоторые наилучшим образом отражают полярную символику49 . Во сне или, скорее, в состоянии, промежуточном между явью и сном, что обычно для его видений, ему предстаёт собрание множества существ, будто бы сошедшихся в каком-то доме; сияют бесчисленные светильники; однако присоединиться к ним ему мешает стена. Тогда он поднимается на террасу дома, который оказывается его собственным жилищем, и встречает среди собравшихся двух важных особ необычайной красоты, с виду суфийских шейхов, в которых — это особенно примечательно — он узнаёт свой собственный образ. Все трое присутствуют к своего рода мистической трапезе, состоящей из чистого пшеничника и столь прозрачного масла, что оно казалось чистейшей духовной субстанцией. Вслед затем один из шейхов спрашивает Рузбехана, известно ли ему, что это за субстанция. Когда тот признаётся, что ему это неведомо, шейх объясняет: «Это масло созвездия Медведицы50, и мы собрали его для тебя». Очнувшись от своего видения, Рузбехан продолжает размышлять, но ему понадобилось немалое время, что бы уразуметь, что в словах шейха содержался намёк на семь Полюсов (актаб; чаще говорится о семи (абдал)) небесной плеромы, и что Господь одарил его чистой субстанцией их мистического чина, то есть принял его в ранг семи заступников и руководителей посвящения, незримо сошедших в наш мир. «Тогда, — воскликнул Рузбехан, — я сосредоточил своё внимание на Медведице, и увидел, что она состоит из семи скважин, которыми Господь взирал на меня. — Господи! — вопросил. — «Что это такое? — И Он ответил мне: — Это семь скважин Престола».


Collapse )
эмблемата

Анри Корбен. Полюс ориентации

Анри Корбен

Из СВЕТОВОГО ЧЕЛОВЕКА В ИРАНСКОМ СУФИЗМЕ

Перевод с французского Юрия Стефанова

Перевод выполнен по книге: Henry Corbin. L'homme de lumière dans le soufisme iranien, Paris: Editions Présence, 1971


...светильник, чьё пламя питается маслом оливы, ни восточной, ни западной, которое вспыхивает, 
даже если его не коснулся огонь... И это — свет поверх света
.(1)

Полюс ориентации

Ориентация — первосвидетельство нашего присутствия в мире. Свойство человеческого присутствия — опространствование мира вокруг него, и этот феномен включает в себя известную взаимосвязь между человеком и миром, определяемую самим модусом его присутствия в мире. Четыре стороны света, восток и запад, север и юг — суть не понятия, с которыми сталкивается это присутствие, а направления, отражающие его смысл, его приживание к миру, его породнение с ним. Обладание этим смыслом равнозначно ориентации в мире. Воображаемые линии, соединяющие восток и запад, север и юг, образуют a priori сеть пространственных явностей, без которых невозможна ни географическая, ни антропологическая ориентация. Противоположности между восточным и западным началом, между человеком севера и человеком юга равным образом определяют наши идеологические и характериологические классификации.
Collapse )
эмблемата

Спутник Солнца

Просто интересная информация из области астрономических открытий:

Новый странный объект найден за Плутоном

За Плутоном обнаружен массивный объект, движущийся практически по круговой, но при этом очень сильно наклоненной к плоскости эклиптики орбите. Астрономы уже сейчас полагают, что вновь открытый объект способен подорвать основы современной теории образования Солнечной системы.

Хэл Левинсон (Hal Levinson) из Юго-Западного исследовательского института (г. Боулдер, штат Колорадо) считает, что пора возродить гипотезу, согласно которой у Солнца есть спутник — массивная звезда.

http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2005/12/14/193187

Размеры Солнечной системы могут оказаться значительно больше

http://www.cnews.ru/news/line/index.shtml?2005/01/24/173337

Собственный гул разносит звезды в клочья

http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2005/11/07/191148

эмблемата

Космос и душа. Учения о вселенной и человеке в Античности и в Средние века

Вышла книга, которую невозможно не рекомендовать. Тираж всего 800 экз.

Космос и душа. Учения о вселенной и человеке в Античности и в Средние века
(исследования и перевод )

Издательство: М., Прогресс-Традиция, 2005, 880 c.
Код: 245977 ISBN: 5-89826-242-3
Тираж: 800, Формат: 60х90/16
Переплет/Обл: 7Б, Ст. упак.: 6

В сборнике "Космос и Душа" рассматриваются античные и средневековые учения о человеке, мире и Боге. Книгу составили исследования ведущих специалистов в области истории философии и науки. Публикуются новые переводы трактатов Аристотеля, Фемистия, Александра Афродисийского, Плотина, Оригена, Максима Исповедника, Фомы Аквинского, Роберта Гроссетеста. Все они подробно откомментированы.

Для историков философии, богословия, науки, студентов гуманитарных специальностей, всех интересующихся историей античной и средневековой культуры и мысли.

От Составителей:

Это издание концептуально, тематически, а во многом и по составу участвующих авторов продолжает книгу "Философия природы в Античности и в Средние века" . В фокусе внимания работ, составляющих настоящий сборник, находится "космос", каким он представлялся в античной и ранней христианской философии. Это мог быть космос чувственный или умопостигаемый, исследуемый в своих универсальных или частных составляющих, внутри своих границ или же в отношении к тому, что лежит за его пределами, он мог полагаться вечным или преходящим. При этом он рассматривался не изолированно, но всегда в связи с высшими принципами. В античный период космос понимали как организм, живое существо, и рассуждение о нем было неотделимо от рассуждений о космических Душе или Уме, о причастности мира надкосмическому божественному началу. Та же особенность присуща и христианской космологии. Согласно многим Отцам Церкви, космос первоначально, еще прежде веков, творится Богом Отцом в Слове-Логосе, Сыне Божием, а затем посредством того же Логоса приводится в бытие; космос сохраняется Промыслом и обретает свое совершенство в святом Духе.

Титулом "КОСМОС И ДУША" составители книги хотят подчеркнуть и другой важный аспект мировосприятия той эпохи: человек и окружающий его мир понимались не как обособленные объекты, но подразумевали, отражали и воспроизводили друг друга. В наши дни космология и антропология редко пересекаются. Прежде было "не так. Известное представление о человеке как "малом космосе" и о космосе как живом существе или даже "ином человеке", когда устройство одного воспроизводится в устройстве другого, не было лишь метафорой. Напротив, эту очевидность принимают за отправной принцип своих построений многие античные и христианские авторы. Принцип взаимосвязанности и отражения "всего во всём" определяет логическую структуру крупных философских и богословских произведений: они системны и органичны - один элемент в них подразумевает наличие другого. Когда Платон в "Тимее" повествует о создании мира, он необходимо говорит и о создании души как мировой, так и индивидуальной, а трехчастность последних воспроизводится в социальной иерархии его идеального Государства. Трактат "О душе" Аристотеля подразумевает наличие его же "Физики" и "Метафизики". Своё сочинение "Об устроении человека" Григорий Нисский считает продолжением и завершением "Шестоднева" Василия Великого и т. д.

<...>

Описание творения человека в "Тимее" и книге Бытия схожи в том, что глубоко космичны, даже если позднейшие комментаторы и предпочитали вычитывать в обоих текстах творение "умного" мира. Умопостигаемость и космичность не противоречат друг другу. И если подлинным бытием для Платона обладали только невидимые сущности, а христианские мыслители помещали над небесной твердью духовные небо и землю, то это все равно был "умный космос".

У нас нет намерения сглаживать различия и противоречия между философскими школами, мы не ставим под сомнение глубокое отличие классической философии от христианской. Но мы сосредоточиваемся на областях, в которых они пересекаются и взаимодействуют, имея общие проблемы, методы и даже решения. В указанную эпоху их роднит и то, что в своих спекуляциях и философы, и богословы отправляются от положений античной науки, обращаются к инструментарию и наработкам классического естествознания.

эмблемата

Века мира в зороастрийском маздеизме

Фрагмент из книги

Анри Корбена ЦИКЛИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ В МАЗДЕИЗМЕ И ИСМАИЛИЗМЕ

(Перевод Али Тургиева)

В небольшом руководстве по маздеистской доктрине, написанном на пехлеви и датируемом четвертым веком нашей эры, содержится ряд вопросов, ответы на которые должны были быть известны всякому старше пятнадцати лет. Первые вопросы таковы: «Кто я, и от кого происхожу? Откуда я пришел, и куда возвращаюсь? Какого я рода и племени? Каково мое настоящее призвание в земной жизни? … Пришел ли я из небесного мира, или в земном мире начал я быть? Принадлежу ли я Ормазду или Ариману? Ангелам или демонам?»

А вот ответы:
Я пришел из небесного мира [mēnōk], и вовсе не в земном мире [gētīk] начал я быть. Я был изначально явлен в духовном состоянии, мое исходное состояние – не земное состояние. Я принадлежу Ормазду [Ахура Мазде, Господу Мудрости], не Ариману [Духу Зла и Тьмы]; я происхожу от ангелов, не от демонов. … Я тварь Ормазда, не Аримана. Мой род и мое племя – от Гайомарта [изначального человека, Антропоса]. Моя мать – Спандармат [ангел Земли], мой отец – Ормазд. … Я призван думать об Ормазде как о ныне существующем [hastīh], который всегда существовал [hamē-būtīh] и всегда будет существовать [hamē-bāvetīh]. Думать о нем как о бессмертном владыке, как о Непредельности и Чистоте. Думать об Аримане как о чистой отрицательности [nestīh], истощающей себя в небытии [avīn-būtīh], как о Духе Зла, который прежде не существовал в этом Творении, который однажды прекратит существование в Творении Ормазда и падет, во <дни> последних времен. Считать мое истинное Я принадлежащим Ормазду и архангелам [Amahraspandān].

Эти простые но убедительные формулы отбрасывают ответы на горизонт одновременно предсуществования и сверхсуществования. Они предполагают, что момент рождения и момент смерти, которые тщательно фиксируются статистикой естественного движения населения, не означают ни нашего абсолютного начала, ни нашего абсолютного конца. Они предполагают, что наше обычное представление о времени – в виде линии неопределенной длины, теряющейся в туманах прошлого и будущего, – не просто бессмысленно в буквальном значении этого слова, но представляет собою нелепость. Если одно из современных направлений математической философии учит нас представлять себе время как четвертое измерение, дополняющее три измерения пространства, мы можем сказать, что миф маздеистской космогонии открывает нам нечто в природе еще одного измерения (пятого?), того, что задает существу «высоту» его света или глубину его тьмы.

Термины «высота» (или «степень») и «глубина» наводят на мысль об измерениях зримого пространства , и требования языка принуждают миф поставить силу света и противостоящую ей силу тьмы именно в это пространственное отношение друг к другу. Тем не менее, любые геометрические образы оказываются обреченными на несостоятельность, поскольку они требуют от нас представления о пространстве одновременно беспредельном и ограниченном. Ибо фактически примордиальные Свет и Тьма не занимают пространство, о котором можно было бы сказать, что оно где-то находится и что оно заранее определено; напротив, они утверждают пространство только им свойственное, единственной мерой которого служат свет и тьма. Высоту или глубину света можно обозначить как вечное Время; из него вечно рождается пространство света, в котором пробуждаются существа света, исполняющие помыслы этого света.

Таким образом, именно из глубины света возникает личное существование человека, который признает на земле, что он «принадлежит Ормазду и архангелам». Однако время, в которое вписаны момент его прихода в земную форму существования и момент его окончательного ухода из нее, не есть вечное Время глубины света. Возникая из вечного Времени и являясь его подобием, это время необходимо обусловлено и ограничено актами космической драмы, в которой оно само выступает и провозвестием начала, и заключением. Происходящее из вечного Времени, оно возвращается к своему истоку, забирая с собой людей – состав исполнителей в течение этого временнóго цикла, – ибо в драме, о которой идет речь, каждый из них «воплощает» постоянную роль, назначенную ему иным Временем. Будучи по сути «временем возвращения», оно имеет форму круга. Маздеистская космогония говорит нам, что время имеет два неотъемлемых аспекта: Время без берегов, без начала (Zervān-i akanārak), вечное Время; и ограниченное время, или «время долгого господства (Zervān-i deranγ xvatāi), Αιών в строгом смысле (хотя вечное Время также имеет склонность принимать это имя). Вечное время – это парадигма, модель ограниченного времени, сделанного по его подобию. Вот почему само наше время как одно из измерений земного существования есть намек на измерение, отличное от его собственного, хронологического, – измерение света, определяющее форму и значение времени. И наоборот: отсутствие или уничтожение светового измерения обнаруживает глубину тьмы человека этого времени. Измерение света может быть названо архетипическим, поскольку вскрывает отношение к истоку, и в этом качестве оно характеризует и задает положение человека Света, существа Ормаздовой природы. Образуя связь между ним и вечным Временем – то есть тем, к чему человека возвращает ограниченное время актуальной формы его существования, – это архетипическое измерение наделяет весьма специфическим переживанием вечности. Или, скорее, предощущением, которое дает возможность понять – или открывает – что циклическое время есть не время вечного возвращения, но время возвращения к вечному истоку.