Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

эмблемата

Рекомендую

Стараниями Дионисия Поспелова вышла новая книга.

Относительно приобретения книги: amartol@mail.ru

 

***

Academia Rei Publicae Munerum Rutenica
ad Omnium Rutenorum Principem
 

Георгий Трапезундский

ОБ ИСТИННОСТИ
ХРИСТИАНСКОЙ ВЕРЫ

xv век. Христиане и мусульмане: диалог религий

 

Издательство

«Воскрешение наук о вере»

 

Издание подготовлено при поддержке
Фонда Святого Димитрия
Солун­ского

 

Георгий Трапезундский. Об истинности христианской веры/ Пер. с древнегреч. К.И. Лобовиковой; общ. и науч. ред. Д.А. Поспелова. – Самарканд: Издательство

 /«Воскрешение наук о вере»/, 2009. – 272 с.

 

Эта книга, включившая в себя первый перевод на русский язык с древнегреческого трактата Георгия Трапезундского Об истинности христианской веры, посвящена одному из переломных моментов в истории европейской философии – возникновению ренессансного универсализма с его устойчивым интересом к античной философии и патристике. Георгий Трапезундский, один из выдающихся церковных деятелей XV в., немало сделал для знакомства европейцев с богословской традицией восточного христианства. Его труд, издаваемый в этой книге, – одна из первых в Европе попыток понять ислам не извне, а изнутри, найдя те позитивные возможности, которые предоставляет встреча с исламом христианской Европе. Диалог с исламом, который пытался вести Георгий Трапезундский, опирался на историческую эрудицию и на стремление дать масштабную оценку происходившим в его время событиям политической и духовной жизни. Апология христианской догматики перед исламским собеседником важна как с богословской, так и с философской точки зрения.

Настоящая книга призвана оказать помощь историкам, философам, богословам и всем, интересующимся историей европейской культуры и проблемами христианско-исламских отношений.

 

© К. И. Лобовикова, сост., пер. с древнегреч., текст, комм., указ., 2009

© Д. А. Поспелов, общ. и науч. редакция, 2009

© Издательство, 2009

 

Содержание

 

 

Collapse )
эмблемата

Рекомендую

Между тем Алексей Комогорцев ilion_skiv  выкладывает свои статьи опубликованные в ВГ.

О ГЕРМЕТИЧЕСКОМ ТОЛКОВАНИИ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ: ВСТУПЛЕНИЕ

ilion-skiv.livejournal.com/3386.html

О СТРУКТУРЕ ВОЛШЕБНОЙ СКАЗКИ

ilion-skiv.livejournal.com/3770.html#cutid1

ИНОЕ ЦАРСТВО

ilion-skiv.livejournal.com/3996.html

ГЕРОЙ

ilion-skiv.livejournal.com/4484.html

ГЕРОЙ (Продолжение)

ilion-skiv.livejournal.com/4703.html

СКАЗКА И МИФ

ilion-skiv.livejournal.com/4981.html#cutid1

Продолжение следует
эмблемата

(no subject)

Андрей Тарковский. Слово об Апокалипсисе

Публикуемый текст является речью, которую А. Тарковский произнес в Лондоне, в Сент-Джеймском соборе, в 1984 году. Не во всем можно согласиться с автором этих слов, особенно с его оценкой книги Карлоса Кастанеды, но, тем не менее, размышление великого русского кинорежиссера об Апокалипсисе представляется нам крайне интересным для каждого, кто интересуется классическим кинематографом и творчеством Андрея Тарковского.

Я не слишком привык к выступлениям, подобное которым отваживаюсь сделать сам, тем более к выступлениям в таком месте, как церковь. Я несколько робею, так как осознаю, что хочу выразить концепции мирского человека. Но поскольку я не собираюсь делать никаких специальных докладов, а просто попытаюсь размышлять по поводу того, что означает Апокалипсис для меня как для художника, то, думаю, это как-то спасет положение и объяснит, почему я на это решаюсь здесь.

Сам факт моего участия в этом фестивале носит, на мой взгляд, характер вполне апокалиптический - в том смысле, что если бы мне несколько месяцев назад сказали, что это возможно, я не поверил бы. Однако последнее время сама моя жизнь приобрела оттенок апокалиптичности, следовательно, и этот шаг вполне естественный и логический.

Пожалуй, Апокалипсис - самое великое поэтическое произведение, созданное на Земле. Это феномен, который, по существу, выражает все законы, сформулированные человеку свыше. Мы знаем, что в течение очень многого времени идут споры по поводу разночтения тех или других отрывков из Откровения святого апостола Иоанна. Мы привыкли к тому, что Откровение истолковывают. Это как раз то, что, на мой взгляд, делать не следует, потому что Апокалипсис истолковать невозможно. В Апокалипсисе нет символов. Это образ.

Если символ можно интерпретировать, то образ - нельзя. Символ можно расшифровать, извлечь из него определенный смысл, отчеканить его в формулу, тогда как образ невозможно понять, его можно ощутить и принять, ибо он имеет сколь угодно много возможностей для толкования. Он как бы выражает неисчислимое количество связей с миром, с Абсолютным, с Бесконечным.

 

Collapse )
эмблемата

(no subject)

Глеб Бутузов объявил поэтический конкурс в своём блоге:

Две недели назад я закончил английский перевод основной герметический работы несравненного маркиза Массимилиано Паломбара под названием «La Bugia» (что значит «Свеча», а таже “чепуха” или “болтовня”). Автор Магической Двери, которому посвятил половину своей книги «Deux Logis Alchimiques» Эжен Канселье (преодолев – очевидно - своё галльское высокомерие), в этой интереснейшей герметической аллегории приводит два сонета на тему философского камня. Как подобает итальянцу знатного рода, он написал их в традиционной итальянской манере, то есть тем строгим стихом с четырьмя рифмами, каковой англичане, спустя некоторое время, необходимое для ассимиляции традиции, назвали «итальянским сонетом», противопоставив ему «английский сонет» с шестью. Было бы странно видеть в английском языке пятистопный ямб с таким количеством рифм, которое позволяло бы написать небанальный итальянский сонет (хотя, всё же, Китсу это удавалось), так что такая вольность вполне простительна и понятна. Однако её допустимость в русском языке вызывает сомнения (по крайней мере, у меня). И тем не менее, поскольку сам я не справился иным способом в случае английского перевода, в этом конкурсе допускается использование рифм более четырёх (1-2-2-1, 3-4-4-3, 5-6-5-6-5-6). Нет никаких призов - единственным результатом будет возможная публикация   наилучшего перевода в случае, если мне удастся опубликовать прозаический текст, предварительно найдя время на его русский перевод. Подпись автора может быть любой (она будет сохранена в случае публикации) – от «анонима» до ФИО полностью. Срок не ограничен (временные рамки сами по себе, даже размером в жизнь, создают нездоровую атмосферу корпоративного офиса). Все попытки, хоть мало-мальски похожие на перевод, будут оставлены здесь в назидание потомкам. Подстрочник прилагается (дальше этого даже моя симпатия к де Саду простираться не может). Вот, вроде, всё… буду рад вниманию читателей и писателей.

Далее: organon.cih.ru/blogs/horapollo/2009/06/18/poeticheskij-konkurs-pochemu-by-i-net/#comments

эмблемата

Корбен

Самому не верится, что только что отправил на вёрстку текст книги Анри Корбена «Световой человек в иранском суфизме». С сопутствующими иллюстрациями и рекомендациями. Перевод этой  великолепной был выполнен ровно 10 лет назад Юрием Стефановым (1939-2001). Надеюсь, он видит и одобряет наш труд по подготовке книги. Которая явно занимала особое место и у самого Корбена.

 

Из аннотации

 

Анри Корбен (1903-1978), французский исламовед, историк религий и философ, бесспорно, является одним из самых блестящих знатоков Ирана и шиизма. Книга «Световой человек в иранском суфизме», занимает важное место в творческом наследии Корбена и высоко ценится специалистами.

В исследовании, как это явствует из названия, рассматривается феномен светового человека в мистицизме вообще и иранском суфизме – в частности. «Световой человек» – это, согласно Корбену, наш небесный или духовный двойник, «свидетель в небе» и «сокрытый наставник» – то есть, пребывающая в каждом из нас частица света, которая стремится соединиться со своим целым, с Целокупным или Всеобщим Светом.
эмблемата

(no subject)

Уже сегодня я с некоторыми друзьями, можно сказать соратниками по общему делу ВГ постараюсь посетить сие мероприятие:

4 московский международный открытый книжный фестиваль


14 июня

"Они среди нас…" - теория заговора и литература

13:00
Программы: Книги
Место: Гурзуф

В. Харитонов, А. Цветков-мл., П. Крусанов, А. Ревазов. Многие литературные жанры немыслимы без конспирологии. Да и конспирология в высшей степени литературна. Литераторы эксплуатируют тему заговора испокон веков. Читатели же готовы верить и сейчас. Почему тайный сговор "властителей мира" так привлекателен во все времена? Что стоит за желанием людей объяснять историю и повседневность необъективно?

mmkf.finch.fm/events/event/424
эмблемата

Клюев

Из исследования Бориса Филиппова «Николай Клюев. Материалы для биографии». (1953. Нью-Йорк).

 

Около 1906-1907 года Клюев был послан хлыстами заведывать их «явочной» конспиративной квартирой в Баку. Есть основания предполагать, что «бегуны», хлысты и «голуби»-скопцы имели постоянные и деятельные отношения с Ираном и Индией. Хорошо знавший Клюева Иванов-Разумник пишет, что эта бакинская хлыстовская конспиративная квартира служила «явочным местом для посетителей из секты «бегунов», державших постоянную «эстафетную связь» между хлыстами олонецких и архангельских северных лесов и разными мистическими сектами… Индии… Всё это похоже на сказку – и в то же время это доподлинная быль, о которой Клюев рассказывал интереснейшие вещи (далеко не всем). …Он пробыл в Баку несколько лет…» Есть глухие указания на то, что сам Клюев если и не бывал в Иране, то сталкивался в Баку, а, может и Туркестане с мусульманами-суфиями и с индусами-огнепоклонниками. Эти годы Клюев не сидел на одном месте: то в Баку, то у хлыстов Рязанской губернии, то у себя в олонецких городах и весях…

И дело не в том, что словарь, образы, даже внешние, поверхностно видимые идеи – мужичьи, староверские, хлыстовские. Если бы это было так, то Клюев был бы лишь модернизированным и более даровитым вторым изданием Кольцова. Нет, за резными ставнями и матицами устойчивого быта кондовой избы, за сиринами и китоврасами стихотворных титл таится общечеловесеское и поддонное – та истина, для которой «несть эллин, ни иудей»: правда поисков Абсолютного Единства и Всецелой Полноты и лепоты жизни – Плиромы, жизни вечной, жизни в Боге, преодолевшей смертную истому мигов.

Из автобиографии Николая Клюева

Родом я крестьянин с северного поморья. Отцы мои за древлее православие в книге Виноград Российский на веки поминаются. Знаю Русь – от Карелы и Пинеги до сапфирных гор Китайского Беловодья. Много на своем веку плакал и людей жалел. За книги свои молю ненавидящих меня не судить, а простить. Почитаю стихи мои только за сор мысленный – не в них суть моя… Тоскую в городе, вот уже целых три года, по заячьим тропам, по голубым вербам, по маминой чудотворной прялке.

Учился – в избе по огненным письмам Аввакума – Протопопа – по Роману Сладкопевцу – лета 1440-го.
эмблемата

Клюев

В последние дни много читаю Николая Клюева. Всё больше удивляюсь, что он пребывает в тени Есенина… Поэт он был конечно куда как более корневой, образный, символичный, многослойный.

Его образ хорошо, хотя и не без издевки передал Георгий Иванов:

 

«– Ну, Николай Васильевич, как устроились в Петербурге?

– Слава тебе, Господи, не оставляет Заступница нас грешных. Сыскал клетушку-комнатушку, много ли нам надо? Заходи сынок, осчастливь. На Морской, за углом, живу...

Я как-то зашёл к Клюеву. Клетушка оказалась номером Отель де Франс, с цельным ковром и широкой турецкой тахтой. Клюев сидел на тахте, при воротничке и галстуке, и читал Гейне в подлиннике.

– Маракую малость по-басурманскому, – заметил он мой удивлённый взгляд. – Маракую малость. Только не лежит душа. Наши соловьи голосистей, ох, голосистей...

– Да что ж это я, – взволновался он, – дорогого гостя как принимаю. Садись, сынок, садись, голубь. Чем угощать прикажешь? Чаю не пью, табаку не курю, пряника медового не припас. А то – он подмигнул – если не торопишься, может, пополудничаем вместе. Есть тут один трактирчик. Хозяин хороший человек, хоть и француз. Тут, за углом. Альбертом зовут.

– Я не торопился. – Ну, вот и ладно, ну, вот, и чудесно – сейчас обряжусь...

– Зачем же вам переодеваться?

– Что ты, что ты – разве можно? Собаки засмеют. Обожди минутку – я духом.
Из-за ширмы он вышел в поддевке, смазных сапогах и малиновой рубашке: – Ну, вот – так-то лучше!

– Да ведь в ресторан в таком виде как раз и не пустят.

– В общую и не просимся. Куда нам, мужичкам, промеж господ? Знай, сверчок, свой шесток. А мы не в общую, мы в клетушку-комнатушку, отдельный то есть. Туда и нам можно...»

 

Георгий Иванов. Петербургские зимы

Поэма Песнь о Великой Матери

Collapse )
эмблемата

Рекомендую



Леонид Кораблёв
"ЙОУН КНИЖНИК-ЧАРОДЕЙ"


Книгу можно приобрести в магазинах:
1.Магазин «Фаланстер». Адрес магазина: г.Москва, Малый Гнездниковский пер., д. 12/27, стр.3., проезд м.Пушкинская, Тверская. Вход в арке. Сайт
http://www.falanster.su
2.Магазин «
Нина - галерея книги». г.Москва, ул. Бахрушина, д. 28, тел.: (495) 959-2103, 959-2094, работает: в будни 10.00-20.00, в субботу 10.00-18.00, воскр.-выходной, проезд м. Павелецкая
3.Книжная ярмарка в СК «Олимпийский», г.Москва, проезд м. Проспект мира:
Место 296, 2-й этаж (этаж между подвальным и основным, откуда идет вход на ярмарку, второй ряд). Работает все дни, кроме, понед., 10.00-15.00
4.Магазин «
Скандинавская книга». Адрес магазина:
г.Санкт-Петербург, ул. Комиссара Смирнова, д.15, офис 446, Выборгский ДК, проезд м. “Площадь Ленина”, тел.: (812) 541-85-03;
г.Москва, ул. Малая Лубянка, д.16, стр.1., 5 эт, правое крыло, проезд м. “Чистые пруды”, тел.: (495) 626-46-00
______________

По вопросам приобретения и оптовой закупки обращайтесь на: ignisscript(собака)gmail.com

эмблемата

(no subject)

Рецензия Алексея Муравьёва на две книги свт.Григория Паламы

Свт. Григорий Палама. СЛОВО НА ЖИТИЕ ПРП. ПЕТРА АФОНСКОГО. ПОЛЕМИКА C АКИНДИНОМ. М. - Афон, 1 книга – 2007, 189 с.; 2 книга – 2009, 269 с., тир. 1000


Наследие поздневизантийского богослова и теоретика христианской мистики, архиепископа Фессалоникийского св. Григория Паламы стало активно изучаться с 1940-50-х гг., когда группой ученых, Д. Станилоаэ, И. Мейендорфом, а позднее и другими (в том числе Э. Сенкевичем, А. Риго), была подчеркнута его ключевая роль в поздневизантийском синтезе богословских идей. Немаловажно и то, что для эволюции идей в православном обществе XVIII-XIX в. паламизм оказался более чем востребован. Иначе говоря, началось победное шествие Паламы и паламитских сочинений, в которое включились и ученые, и книгоиздатели, и читатели богословской литературы. Палама и его сочинения не принадлежат к легкому чтению для "простого христианина". Не принадлежат они и к "просто христианству" – слишком конфессиональны и слишком культурно византийские. Это сразу сужает аудиторию читателей до небольшой группы поклонников дискуссий про "нетварный свет" и "различение энергии от сущности" вкупе с профессиональными историками Византии. Две книги Паламы, опубликованные с интервалом в два года в серии "Σμάραγδος φιλοκαλίας" показывают солунского святителя с двух сторон: как богослова и как агиографа.

 

Collapse )